Друк
Михаил Жемчужный: "Что бы со мной ни происходило, я вешаться не буду"
 
Как пенитенциарная система Беларуси ломает неугодных заключённых: угрозы, провокации, расправы… А ОНК заявляет, что всё в порядке, жалоб нет
 
http://torture.spring96.org/story_7.html
 
В 2012 году после отбытия наказания по «экономической статье» Михаил Жемчужный, которого в заключении характеризовали как человека, активно отстаивающего свою позицию, помогающего советами другим заключенным, присоединился к известной в то время правозащитной организации «Платформа». Вскоре он стал учредителем «Платформ инновейшн» - юридического лица, созданного для того, чтобы деятельность «Платформы» была легальной.
 
Его деятельность в тот период не была публичной; свою задачу Михаил видел в сборе сведений о нарушениях закона должностными лицами на Витебщине, о случаях гибели заключенных в закрытых учреждениях и других проблемах.
 
Как то, в 2013 году Жемчужный договорился с знакомым сотрудником милиции о том, что тот будет сообщать ему интересующие сведения; свои услуги сотрудник оценивал незамысловато: 100 долларов за «занимательный» факт.
 
Однако все оказалось не так просто: все четыре эпизода «сотрудничества» были проведены в рамках оперативного эксперимента под контролем УКГБ по Витебской области.
 
«Целью эксперимента под контролем КГБ стало выявление «связей с иностранными гражданами», в целях … обнаружения каналов связи и проверки Жемчужного на причастность к шпионажу!»
 
Приговор Михаилу Жемчужному и оценки процесса правозащитниками
 
При оценке ситуации правозащитники учли, что такие действия КГБ вполне укладываются по смыслу в проводимую Комитетом государственной безопасности в 2012-2014 годах серию резонансных задержаний и обвинений в измене государству (А. Гайдукова, А. Алесина, В. Лазаря), которые не закончились вынесением соответствующих обвинительных приговоров, но в значительной степени преследовали цель повышения роли и значимости КГБ в государстве сомнительными в демократическом обществе методами. Также судом было неопровержимо установлено, что мотивами деятельности Михаила Жемчужного не являлась корысть, либо получение каких-либо иных выгод.
 
Именно поэтому правозащитники пришли к выводу о том, что осуждение Михаила Жемчужного является необоснованным и политически мотивированным и потребовали для него незамедлительного пересмотра судебного приговора при соблюдении права на справедливое судебное разбирательство.
 
По сведениям ПЦ «Весна», содержание Михаила Жемчужного в учреждениях уголовно-исполнительной системы сопровождалось неоднократными грубыми нарушениями его прав. Так, в период содержания в СИЗО-2 г. Витебска, он сообщал об избиении его сотрудниками изолятора, также он неоднократно информировал правозащитников о нарушении его права на обжалование процессуальных решений в отношении него и действий администраций исправительных учреждений.
 
Находясь в ИК №14 (Новосады), политзаключенный неоднократно подвергался наложению необоснованных взысканий, был признан злостным нарушителем режима содержания и поставлен на профилактический учет как "склонный к экстремистской и иной деструктивной деятельности". В начале 2017 года администрация ИК № 14 без достаточных оснований обратилась в суд с просьбой изменить режим содержания Жемчужного на тюремный, предусматривающий максимальное количество ограничений для осужденного. Однако позже производство по делу о переводе было прекращено по инициативе администрации колонии.
 
Неожиданно для заключенного весной 2017 года он был переведен для дальнейшего отбытия наказания в исправительную колонию №11 в Волковыске. Однако там он задержался недолго: уже 10 июля 2017 года он был переведен в колонию №9 г. Горки. Среди заключенных эта колония имеет дурную славу: администрация выдвигает неоправданно жесткие требования по соблюдению режима. По мнению отбывавших заключение в Горках Николая Дедка и Дмитрия Дашкевича, ИК-9 используется для оказания давления не только на политзаключенных, но и представителей криминальных групп, отказывающихся сотрудничать с администрацией. Здесь практикуется применение против осужденных неформальных зэковских "понятий". Неугодных пытаются перевести в своеобразную касту неприкасаемых, которые выполняют самую грязную работу, становятся изгоями - это и есть "низкий статус".
 
В сентябре 2017 года Жемчужный сумел сообщить, что в отношении него дважды попытались устроить провокацию с участием других заключенных с целью понизить его статус в среде заключенных. Это послужило причиной того, что его жизнь, здоровье и личное достоинство было поставлено под угрозу.
 
Как происходили провокации в отношении Жемчужного в колонии в Волковыске и в Горках?
В связи с этим ПЦ «Весна» обратился в Департамент исполнения наказаний МВД; в обращении подчеркивалось, что особую обеспокоенность у правозащитников вызывает тот факт, что в настоящее время в ИК №9 для Михаила Жемчужного созданы невыносимые в силу своей жестокости и унижающего характера условия для отбывания наказания, организована компания его травли и запугивания, которая имеет целью максимально изолировать политзаключенного от остальных заключенных, ограничить его в правах и поставить под угрозу его жизнь и здоровье. Более того, продолжаются попытки унизить его человеческое достоинство.
 
10 октября 2017 года администрация колонии инициировала перевод Жемчужного в тюрьму для дальнейшего отбытия наказания, но, что очень странно, и здесь случилась история, подобная на прежнюю, в Новосадах: после нескольких заседаний администрация отказалась от своих требований и заключенный остался в Горках.
 
Как стало известно правозащитному центру «Весна», 6 декабря 2017 года политзаключенный Михаил Жемчужный был наказан 10 сутками ШИЗО за "невыполнение законного требования представителя администрации следовать в отряд". На то время это было 14-е наказание ШИЗО и ПКТ, которое наложено на Жемчужного за время его пребывания в колонии №9 г. Горки, куда он был переведен в июле текущего года.
 
"Что бы со мной ни происходило, я вешаться не буду, со здоровьем у меня все в порядке", - такие слова передал на волю Михаил Жемчужный.
Михаил Жемчужный связывает усиление давления на него с начавшимся обжалованием вынесенных взысканий в судебном порядке.
 
А уже в конце января 2018 года «Весне» стало известно об очень опасных событиях, которые произошли с Жемчужным в Горецкой колонии №9.
 
24 января в районе обеда политзаключенный был оставлен без охраны и надзора в коридоре санчасти, где был избит другим осужденным - в черных очках, вязаных черных перчатках и шапке. Михаил Жемчужный был захвачен нападающим левой рукой за горло и получил несколько ударов по голове. При этом нападающий выразил угрозу, что если встретит Жемчужного в колонии - "распустит на нитки". По данному инциденту политзаключенным подана жалоба в прокуратуру Могилевской области.
 
О том, что происходит с заключенным в этой колонии, можно судить по его многочисленным обращениям в суд.
 
Судебные заседания по жалобам Жемчужного проходят по однообразному сценарию: заключенного для участия в судебном заседании не привозят, его интересы представляет адвокат. Представитель колонии отвергает все претензии заключенного. Возможности представить свидетелей или какие-либо другие доказательства своей правоты у заключенного по понятным причинам отсутствуют: ведь кто из заключенных будет свидетельствовать против администрации? Кто из представителей администрации будет признавать существование и тем более – эксплуатацию в интересах администрации уголовных традиций?
 
Типичные поводы для обращения с жалобой в суд и типичные решнения судов Горецкого района:
 
 
 
Попытка вырваться из колеса судебных штампованных решений была осуществлена в феврале 2018 года: правозащитники направили в ОНК при управлении юстиции по Могилевской области заявление с описанием ситуации с Жемчужным и просьбой посетить его в колонии.
 
Что такое ОНК?
 
Общественная наблюдательная комиссия формируется из представителей общественных объединений. Могилевская – единственная областная ОНК, в составе которой есть представитель правозащитной организации – Могилевского правозащитного центра. ОНК вправе с предварительного разрешения ДИНа посещать колонии и проверять условия содержания заключенных. На деле это выглядит как нечастая – 1-2 посещения в год,- экскурсия, где членам ОНК показывают какие-то помещения, дают возможность задать пару вопросов заранее подготовленным заключенным. Правозащитники в целом оценивают этот институт как неэффективный.
 
Да и о какой эффективности может идти речь, когда сам министр юстиции Олег Слижевский, выступая на семинаре «Общественный контроль за учреждениями уголовно-исполнительной системы» заявил, как говорится, не в бровь, а в глаз:
 
«За более чем десятилетний период работы комиссий в Министерство юстиции от них (заключенных – прим.) не поступала информация, свидетельствующая о фактах жестокого или унижающего достоинство обращения, наказания в учреждениях уголовно-исполнительной системы».
 
Добавить тут нечего…
 
А вот председатель Республиканской наблюдательной комиссии Татьяна Кравченко ещё более откровенна в своих рассуждениях.
 
БелаПАН так передал слова Кравченко:
 
«У нас есть такой случай — один заключенный постоянно жалуется… Он уже поменял четыре или пять исправительных учреждений. Это про Жемчужного, он уже у всех на слуху. Мы специально выезжали в Могилев, где он сейчас отбывает наказание, и ничего такого не увидели. <…> Вы меня простите, но это не дом отдыха и не санаторий, чтобы ему создавали особые условия».
 
«Мы с ним встречались, и он говорил то же самое. Он всем говорит одно и то же, к сожалению. Но не всегда нужно верить тому, что он говорит. Я не думаю, что на самом деле все так, как он говорит. Если человек поменял пять исправительных учреждений, это о чем-то должно говорить. И там ему плохо, и там. Такого же не бывает!»
 
Комментируя заявления правозащитников о том, что Жемчужному в колонии пытаются навязать неофициальный «низкий статус», председатель комиссии сказала:
 
«Это неправда. Мы разговаривали с осужденными, которые говорят, что такого нет, что они сами бы не допустили, чтобы их поселили в одном отряде с такими людьми, о которых вы говорите».
 
На реплику о том, что Жемчужного часто и надолго помещают в штрафной изолятор, Кравченко сказала: «Так он не хочет оттуда выходить».
 
Но не всегда нужно верить и тому, что говорит Кравченко
 
Вот что сенатор Кравченко ответила правозащитнице Татьяне Ревяко на её обращение:
 
«Осуществить беседу с осужденным Жемчужным М.И. не представилось возможным», - заявила Председатель Республиканской наблюдательной комиссии Татьяна Кравченко
 
Слукавила опытная “чиновница”, если говорить мягко…
 
Достаточно взглянуть на копию ответа Могилёвской ОНК, где ясно указывается, что во время переговоров с администрацией колонии разрешить членам ОНК встречу с осужденным Жемчужным М.И. присутствующие члены республиканской комиссии всегда поддерживали позицию руководства ИК №9 и УДИН МВД по Могилевской области.
 
 
Юрист «Весны» и «Могилевского правозащитного центра» Борис Бухель, который входит в состав общественной наблюдательной комиссии по Могилевской области, сообщил, что с начала года ОНК посетила исправительную колонию №2 г. Бобруйска и №9 г. Горки. Это произошло после получения жалоб от граждан, которые были обеспокоены созданными администрациями условиями содержания двух осужденным - Дмитрия Полиенко и Михаила Жемчужного, признанных правозащитниками политическими заключенными.
 
«До настоящего времени ОНК представляют из себя компании «свадебных генералов». Но такое печальное положение надо менять», - убежден Борис Бухель.
 
«Встретиться и в присутствии сотрудников ИК поговорить с обоими осужденными нам не разрешили, несмотря на наши неоднократные просьбы. Запрет в обоих случаях в первую очередь исходил от начальника УДИН МВД по Могилевской области полковника Юрия Толкачева, который 13 марта лично присутствовал в колонии №9 города Горки во время ее посещения членами республиканской и нашей комиссий. Кстати, члены РОНК не настаивали на встрече с Михаилом Жемчужным», - рассказал Борис Бухель во время своего выступления на вышеупомянутом семинаре.
 
Ряд белорусских правозащитных организаций подписались под обращением к главе государства, в котором просят помиловать политзаключенного Михаила Жемчужного и освободить его от дальнейшего отбывания наказания.
 
«Осуждение и условия отбытия наказания Михаилом Жемчужным стало предметом обсуждения на заседании Комитета против пыток ООН в мае 2018 года во время представления пятого периодического доклада Беларуси. Свою озабоченность ситуацией, сложившейся в отношении М. Жемчужного, также неоднократно высказывали представители международных и правозащитных организаций, в том числе Европейский парламент и Комитет против пыток», - отмечают они в своём обращении.
 
 
 
© 2019 "Берасцейская вясна"