Друк
 
Подозрение в совершении преступления – не повод для жестокости
 
Как не оговорить себя и как противостоять принуждению к даче показаний?
 
http://torture.spring96.org/podozrenie
 
Когда правоохранителям не хватает профессионализма, или когда преступление кажется очевидным, но при этом поиск виновных заходит в тупик, место закона и права занимает жестокость.
 
Мало кто из рядовых граждан знает, что в Уголовном кодексе имеется статья 394 – «Принуждение к даче показаний».
 
По ней наказывается принуждение подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля к даче показаний либо эксперта к даче заключения путем применения угрозы, шантажа или совершения иных незаконных действий лицом, производящим дознание, предварительное следствие или осуществляющим правосудие.
 
Когда это соединено с насилием или издевательством, наказание может достигать семи лет лишения свободы, а с применением пытки – до десяти лет.
 
Жаль, что почти ничего не известно о случаях, когда эта статья сработала. Да и трудно себе представить судью или следователя, которые будут истязать обвиняемого: бить, насиловать, вешать на наручниках. А если нет следов истязаний - то кто будет слушать «арестанта», которому пообещали, например, посадить всю семью, если он не признает вину по какому-то бредовому обвинению?
 
Чаще, конечно, эти «пишущие машинки» сами рук не пачкают: для грязных дел есть МВД с многочисленной армией оперативных сотрудников, которые привычно помогут разговорить непокорного «преступника».
 
Единственный известный случай с таким обвинением – дошедшее до суда дело старшего следователя по особо важным делам Генеральной прокуратуры Светланы Байковой, которая, по мнению следствия, с помощью жестокого внутрикамерного агента-уголовника из СИЗО-1 добивалась от подследственных нужных показаний. Правда, финал этого дела оказался очень таинственным: агент, по нашим сведениям, был оправдан и погиб в другом СИЗО, а за что получила в закрытом процессе свое символическое наказание бывшая высокопоставленная сотрудница Генпрокуратуры Байкова – осталось неизвестным.
 
Расстрел вместо проверки по жалобам на пытки
В святилище правосудия – Верховном Суде Республики Беларусь в присутствии публики двое осужденных-смертника в конце 2017 года сообщили о применении к ним пыток на следствии.
 
Житель Могилёва Игорь Гершанков заявил, что по отношению к нему на стадии следствия применялась физическая сила с целью влияния на показания, после чего он писал явки с повинной по тем действиям, которые не совершал. Суд рассмотрел эту жалобу Гершанкова и… отказал в удовлетворении.
 
Проходящий также по делу «чёрных риелтеров» Семен Бережной заявил в суде, что его в период расследования сильно избивали, использовали при этом молоток и ноги, сообщает конкретную фамилию: «оперативник Мурашко». Во время пребывания в ШИЗО Бережному сломали ребро, он мочился кровью, что было зафиксировано медиками.
 
«Били в 14 камере, потом в 15 камере, били также и сокамерники, фамилия одного из них - Лапо. Эти люди были завербованы сотрудниками СИЗО», - говорил Бережной.
Уже в Минском СИЗО №1 избиения Бережного продолжал заключенный «Слава Быстров»: душил за горло и требовал брать ответственность на себя. Особенное недоумение Cемена Бережнова вызывал тот факт, что он и без того охотно сотрудничал со следствием, указывал на места захоронений и т.п.
 
Ситуация прояснилась чуть позже – просто откровенности следствию было мало, требовалась еще и «помощь»: следователь предложил еще дать показания и на Татьяну Гершанкову, хотя, по словам Бережного, она не знала о четырех убийствах.
 
Любопытство судьи не пошло дальше вопроса о том, почему он раньше не рассказывал эти обстоятельства, на что Семен Бережной ответил: "Боялся, что будут снова бить или Мурашко, или еще кто". Ходатайство адвоката о проведении проверки было отклонено.
 
Игорь Гершанков затем добьется проведения дополнительной проверки и в августе 2017 года получит уведомление об отказе в возбуждении дела против пытавших его сотрудников из Могилевской прокуратуры.
 
Через несколько месяцев Семен Бережной узнает, что после его многочисленных жалоб проверка все же состоялась, вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. О результатах рассмотрения жалобы в суд на это постановление Бережному уже не сообщат.
 
В конце ноября 2018 года оба осужденных были расстреляны. Те, кто причастен к их пыткам, могут быть спокойны: нет никаких юридических механизмов их преследования в отсутствие расстрелянных заявителей. Не считать же таким механизмом прокуратуру и СК…
 
В отсутствие конкретной статьи Уголовного кодекса, которая бы предусмотрела наказание для всех, кто применяет пытки и запрещенные виды обращения – жестокое, бесчеловечное, унижающее, - есть попытки использования других статей УК, например – статьи 426.
 
Как превышение власти и служебных полномочий классифицирует Уголовный кодекс Республики Беларусь?
Заявлять о применении пыток и запрещенного обращения следует в органы прокуратуры или Следственного комитета. Заявление может быть выслано по почте, подано или сделано устно непосредственно в самом органе.
 
Процессуальное решение по этому заявлению может быть обжаловано в прокуратуру, Следственный комитет или в суд.
 
Лишение процессуальных прав, отказ в доступе к адвокату, грубость и жесткий нажим – часто это срабатывает. Но не в случае с молодыми людьми из Гродно, о которых ранее рассказали правозащитники.
 
 
А вот Елена П., которую обвинили в краже, находясь под давлением, оговорила себя. Прокуратура проверку не провела, но заявила об отсутствии нарушений.
 
 
 
Суд не стал мудрить и положил в основу обвинительного приговора признание обвиняемой, хоть другие обстоятельства дела и заставляли сомневаться в правоте обвинения.
 
А вот совсем новая подобная история. В первой половине дня в начале февраля молодой минчанин К. пригласил двух знакомых девушек на экскурсию в Куропаты. Он интересуется историей и поэтому хотел рассказать им об этом памятном месте. Когда они возвращались, увидели, что за ними увязались подозрительные лица. Впоследствии оказалось – сотрудники милиции в штатском.
 
Все трое были задержаны и доставлены в Боровлянское отделение Минского РУУСа. Девушек через некоторое время отпустили домой, а вот «любителя истории» задержали на три дня.
 
Разрушенная в Куропатах «скамья Клинтона». Фото Владимира Гридина
 
Разрушенная в Куропатах «скамья Клинтона». Фото Владимира Гридина
К. впоследствии рассказал правозащитникам, что в отделении милиции на него орали, угрожали проблемами и требовали признаться, что это он с друзьями якобы разрушили в Куропатах «скамью Клинтона».
 
«В настоящее время лиц, задержанных по делу о разрушении «скамьи Клинтона» нет», - при этом заявляет официально представитель Следственного комитета РБ Юлия Гончарова.
Молодого человека продержали в изоляторе три дня и выпустили, сообщив, что могут вызвать ещё раз.
 
Каждому следует знать, что в случае применения любых запрещенных форм обращения участнику процесса необходимо заявить о совершенном преступлении как можно раньше, сразу же после применении таких форм обращения. Когда жалоба поступает для рассмотрения на максимально ранней стадии уголовного процесса, остается время для обжалования неверных выводов проверки. Особенно это важно, если участник процесса под влиянием жестокого обращения или пыток оговорил себя или иное лицо.
 
© 2022 "Берасцейская вясна"